Род священнослужителей Аманацких …

6 месяцев ago ПравМиасс

Род священнослужителей Аманацких
Из воспоминаний Гусевой М.В., правнучки Иоанна Михайловича Аманацкого, протоиерея Александро-Невского храма
Пришло время рассказать о жизни моей бабушки Капитолины Ивановны Аманацкой (1883-1967 г.)

Родилась она в городе Миассе на Южном Урале. Уральской Швейцарией называют этот край за его чудеснейшие долины, девственные леса, каменистые вершины, за десятки голубых озер, которые цепочками тянутся по обеим сторонам Ильменского хребта.

Безоблачное детство в дружной семье, затем учеба в Уфимском Епархиальном училище. Бабушка любила вспоминать дни юности. Она рассказывала мне о порядках в училище: в каждом классе ученицы носили платья определенного цвета (старшие классы — темно-синие и темно-зеленые, младшие — темно-лиловые).

Кроме общеобразовательных предметов большое внимание уделялось рукоделию. Старшие ученицы опекали младших, помогая им освоить основы шитья, рукоделия, вязания. Обучение в последнем старшем классе давало право после училища работать учительницей в гимназии.

После окончания училища Капитолина Ивановна два года работала учительницей. Со своим будущим мужем, студентом Томского технологического института, сыном местного аптекаря, Владимиром Фидлером, Капитолина знакомится еще будучи епархиалкой. Возможно, встреча молодых людей произошла в библиотеке или во время гулянья в Симановском саду на берегу пруда, где по вечерам играл духовой оркестр. В семейном архиве сохранилась фотография Капочки, которую она подарила своему другу с пожеланием (написано на обороте карточки) «Взгляни порою, если стою».

Когда в конце 1904 года молодые решили соединить свои судьбы, они встретили препятствие в обеих семьях. Во-первых, жених был студентом, да еще лютеранской веры. Мать Владимира, Лина Юльевна Фидлер (урожденная Кант — правнучатая племянница великого немецкого философа И. Канта), вероятно, мечтала о невестке из другого сословия. Но Владимир принял православие, и отец Иоанн согласился обвенчать молодых.

Семья Фидлеров крепко встала на ноги, и к концу 1917 года Капитолина Ивановна была уже матерью пятерых детей и хозяйкой большого дома, а Владимир Федорович занимает должность Управителя Златоустовских заводов. 1926 год круто изменил жизнь семьи. Теперь семья живет в Свердловске в большой четырехкомнатной квартире в инженерном доме по улице Белинского № 10. Владимир Федорович занимается проектированием, а затем и строительством Уральского Завода Тяжелого Машиностроения.

Еще крутой поворот – и в 1932 году Капитолина Ивановна овдовела. Не успела оправиться от горя, как в 1934 году, через два года после смерти, муж был репрессирован — объявлен врагом народа и английским шпионом.

Мать заключенного
Надвигался 1937 год, который принес еще немало горя нашейn бабушке. Почему ужасная машина репрессий задела именно младшего сына Алексея — сложно сказать, но вскоре после окончания техникума он был арестован. Трудно представить, что пережила Капитолина Ивановна, думая о судьбе своего Алеши.

Держу в руках ксерокопию приговора от 27 сентября 1938 года (мне ее прислал Пермский областной Государственный архив по делам политических репрессий): «Приговор.
Фидлера Алексея Владимировича на основании ст. 58-7-11 УК РСФСР подвергнуть лишению свободы на срок 10 лет с направлением в исправительно-трудовой лагерь с поражением в гражданских правах сроком на три года. Срок наказания считать с 7 декабря 1937 года. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. »

Это сейчас, через 60 лет все выяснилось, а тогда, тогда мать металась в поисках сына, пыталась узнать, где он, обивала пороги прокуратуры.

Наконец с большим трудом удалось узнать, что он находится в тюрьме г. Перми. Капитолина Ивановна едет в Пермь. Передаю дословно рассказ моего дяди: «Маме удалось попасть на прием к следователю. На вопрос, в чем виноват ее сын, он ответил: «А. В. Фидлер ни в чем не виновен, но ему еще немного нужно посидеть», — и передал часы Алексея и его пальто». А ровно через два года вышло постановление от 7 декабря 1939 года о невиновности Алексея: «В процессе дополнительного следствия достаточных улик для предания суду Фидлера А. В. не добыто, потому руководствуясь статьей 204 п. «Б» УПК РСФСР следствие по делу Фидлера прекратить. Фидлера из-под стражи освободить «.

Еще будет встреча матери с сыном, будут проводы на фронт в 1942 году, будет встреча с победой в ноябре 1945 года (А. В. Фидлер участвовал в обороне Ленинграда, во взятии Праги и окончил войну на Дальнем Востоке после победы над Японией). Все еще будет. И будет болеть сердце за судьбу сына, и будет постоянный страх за его жизнь.

Бабушкин браслет
Однажды довелось мне побывать в музее камнерезного искусства Урала в Екатеринбурге. Там в одной из витрин я увидела скромный браслет из яшмы. Он был похож на тот, что носила в молодости моя бабушка, одна из семейных вещиц, которую удалось сохранить моей маме. Сохранить после бури, пронесшейся над семьей в 1934 году, когда был репрессирован ее отец, и семья лишилась квартиры.

Чтобы выжить, пришлось продать мебель, рояль, столовое серебро, украшения. Может быть, этот браслет был дорог бабушке, и она продавать его не стала. Оставшись вдвоем с младшей дочерью Ниной — моей мамой, они сняли крошечную комнатушку в домике на Кузнечной улице и стали жить один на один с горем, голодом и одиночеством.

Как попал этот браслет в семью моей мамы, я не помню. Может быть, бабушка подарила его своей дочери в день ее свадьбы. В то время пышных свадеб не устраивали, не до того было: шел страшный 1937 год. Можно предположить, что у бабушки были украшения, броши. Она воспитывалась в семье, где женщины могли позволить себе иметь изделия из уральских камней, золота и серебра. Возможно, отец подарил своей дочери этот браслет в день окончания Епархиального училища.

Потом браслет находился в семье Фидлеров, а в 40-60-е годы его хранила у себя моя мама. Сейчас он у меня, и я показываю его моим дочерям и внучкам. Так что этот браслет связывает около пяти поколений. Камень молчит, но он напоминает нам о наших предках.

Заключение
Прошло 23 тяжелых года, и вот в 1957 году было возвращено доброе имя Владимиру Федоровичу Фидлеру, выдана для захоронения урна с его прахом. Бабушке вновь назначили пенсию 30 рублей, дали комнату в благоустроенной квартире на Уралмаше, где она поселилась с сыном Алексеем. Два человека, мать и сын, обрели, наконец, покой.

Я помню бабушку Капу уже совершенно седой, невысокого роста, в светлой кофточке и темном сарафане. До конца жизни она сохранила ясность мысли, доброту, теплое отношение к людям.

В октябре, в день памяти нашего деда, в ее комнате собирались дети и внуки, пили чай, рассказывали о своих делах, семьях. Отсюда мы проводили ее в последний путь в возрасте 83 лет.

Эта работа была опубликована в 4-м сборнике УГО, 1999 год.

Этим поделился Миасс | Фото из прошлого
https://vk.com/wall-97118488_462