Отдать кровь , чтобы принять Дух…

Отдать кровь, чтобы принять

При слове «Афон» сердце многих замирает. Но большинство туда никогда не попадёт, а женщинам вообще путь заказан. Сегодня о Святой Горе рассказывает благочинный города Челябинска, настоятель храма Александра Невского протоиерей Борис Кривоногов. Недавно он побывал на Афоне в 14-й раз.

 

— Отец Борис, говорят, на Святой Горе случаются и чудеса, и искушения. С Вами такое было?

-Если человек движется в правильном направлении, всегда случаются искушения. Помню, когда первый раз прилетел с Афона, в Москве переночевал, мы ехали по МКАДу в аэропорт Домодедово, и вдруг слышу внутренний голос: «Сейчас ты получишь». И на всей скорости сзади врезается огромная машина! Багажник смят весь, там – афонские вещи. А у меня самолёт через полчаса. Взял другую машину и успел, самолёт должен был улететь, но задержали. Приехал в Челябинск, открыл, а ничего не разбилось! Ни масло, ни иконы! Посещение святых мест без искушений не бывает…

 

— А чудеса были?

— Чудеса были, но рассказать не могу. Это для нас – чудо, а для Бога чудес не существует. Если несбыточные желания реализуются, это ли не чудо? Почему я люблю Афон? Там ты становишься иным, там земной удел Богородицы… А когда в жизни случаются сложные периоды турбулентности, Царица Небесная, Святая Гора помогают их преодолеть с минимальными потерями. Или вообще без потерь.

 

Живая традиция

 

— Почему люди мечтают попасть на Афон?

— Святая Гора Афон – это особое место для верующего православного человека. Оно, наверное, сопоставимо с местами земной жизни Господа Иисуса Христа – Иерусалимом, Палестиной, а в чём-то и доминирует – для современного монашества, для людей, которые стремятся не просто посмотреть и приобрести внешние впечатления, а, прежде всего, окунуться в строй монашеской жизни. При всём уважении к Палестине, к Святой Земле, там в основном «благочестивый туризм». Да, есть литургия на Гробе Господнем, монастыри, есть чему поклониться, помолиться, можно получить сугубую благодать. Но чем интересен Афон? Это единственная в мире монашеская республика. На Афоне сохранилось монашество в его первозданном виде. Святая Гора Афон – это живая монашеская традиция, которая никогда не прерывалась. Здесь человек, словно на машине времени, погружается во времена раннего христианства.

В Русской Православной Церкви существует книга «Типикон». К сожалению, большинство священнослужителей не умеют ей пользоваться, поэтому каждый год выпускаются «Богослужебные указания». А на Святой Горе Афон нет таких указаний – там один устав, который живёт в веках, и монахи живут строго по нему. Многие русские паломники удивляются: почему вечерни служатся вечером, а утрени – утром? В России же нонсенс: вечерни и утрени служатся вечером, а всенощное бдение – весьма сокращённое и условное…

 

— Но для обычного человека нет разницы…

— Я бы не сказал. Когда человек привыкает к разнообразной пище, посадить его на хлеб и воду – это казнь. С богослужением – то же самое, если у человека есть чувство вкуса, если он осознаёт тонкости богослужения. А «Типикон» никто не отменял: это устав, который должен исполняться в Церкви, в богослужебной практике. И на Афоне мы видим его воплощение в повседневной жизни. Там нет понятия «сокращённое богослужение»…

 

— То есть никаких скидок?

— Абсолютно. Когда человек приезжает на Афон, он погружается в неповреждённую монашескую традицию, которая была и 15 веков назад. Это самое главное, что мы там видим…

Исторически сложилось, что первый монах – это Иоанн Креститель. В новозаветные времена монашество зарождается в пустыне Египта и Палестине, оттуда вытесняется в Малую Азию (это современная Турция), затем, с господством Османской империи, движется дальше и дальше, против часовой стрелки, и доходит до Афона. С 680 года монашеская традиция получает статус неприкосновенной на Святой Афонской Горе. Она отдается в удел монахов, и никакие политические потрясения, успехи и падения империи, извержения вулканов, напасти извне эту традицию не нарушают. И византийские императоры, и османские султаны – все подтверждают статус неприкосновенности Святой Афонской Горы. И это – удивительно! Даже при немецкой фашистской оккупации, хотя было сложно, никто не посягал на устав монастырей…

 

Земной удел Богородицы

 

Безусловно, это земной удел Богородицы. По Божьему промыслу Царица Небесная посетила Святую Гору, это посещение изображено на иконе в порту Иверского монастыря. По преданию, Богородица подошла именно к этой части Афона. Увидев красоту места (которое было наполнено идолами, поскольку чрезвычайно было развито идолопоклонство), Она попросила Божественного Сына, чтобы Господь отдал Ей в удел это место на земле.

Священное Предание гласит, что Она поднялась на Святую Гору до отметки 1500 метров. Вершина на высоте 2033 метров (там уже скалистые камни), но и с высоты 1500 метров все прекрасно видно. Богородица посмотрела на Афонский полуостров, помолилась, благословила Святую Гору и спустилась обратно. На этом месте располагается храм «Панагия» или «Всесвятая», множество паломников и священники совершают в нём богослужения. На вершине тоже есть храм – Преображения Господня…

 

— Почему женщинам нельзя на Афон?

— Потому что Византийская империя не просто дала это место в удел монашествующим, но и запретила въезд всем лицам женского пола. И даже вхождение Греции в Евросоюз, вопли о дискриминации по гендерному признаку этот запрет сломить не могут. На Афоне только одна Владычица – Богородица, это Её удел. Слава Богу, это действительно монашеская республика, где в настоящее время располагается 20 монастырей, множество скитов и келий, где живут монахи. Там непрестанно творится Иисусова молитва, совершаются уставные богослужения. Там небо соприкасается с землёй. Это особое место присутствия Царицы Небесной, и все паломники это чувствуют.

Но там действительно очень жёсткие условия, молиться очень тяжело. Всенощные бдения, непривычные ночные службы, скудная еда, множество передвижений, послушания – когда человек попадает в эту атмосферу, он приходит обратно с иными взглядами. Он получает особенный молитвенный настрой, и многие просьбы и прошения исполняются там намного быстрее, чем здесь.

 

Священник – это аккумулятор

 

— Когда Вы там были впервые?

— В 2002 году я прибыл на Святую Афонскую Гору накануне праздника Покрова Богородицы, с этого момента по мере сил стараюсь ездить каждый год. Я же священник, а любой священник и монах должны иногда дышать чистым воздухом, это «курс повышения квалификации». Священник – это аккумулятор, который сначала энергию набирает, а потом отдаёт, и чтобы она была, надо молиться.

За пределами Афона молитва тоже есть, но иногда надо поставить себя в жёсткие внешние обстоятельства, чтобы воспринять благодать Божью так, как это необходимо. Я рад, что туда ездит много наших священников. Количество паломников многократно увеличилось за прошедшие годы, это радует и удивляет. Очень много людей из России, ближнего зарубежья, со всего мира. Приезжают немцы, британцы, американцы. Раньше ходили два кораблика в день, а сейчас добраться гораздо легче, есть множество катеров. Но сначала нужно получить разрешение в Уранополисе, это врата Святого Афона.

Причём на Афон ездят и неправославные. Они не могут быть на богослужениях, не участвуют в таинствах, но их также кормят, размещают, и атмосфера Афона поражает всех…

 

— И какая это атмосфера?

— Словом не передать – надо прочувствовать. Здесь человек понимает свое место на земле и сознает, сколь мало, оказывается, нужно для счастья. Это атмосфера молитвы, и большинство паломников отключает мобильную связь, чтобы погрузиться в информационный вакуум. И когда человек посещает богослужение, ходит в трапезную вместе с монахами, он меняется.

 

Первоклассная лечебница

 

— Вы сказали, что на Афоне скудная пища…

— В понедельник, среду и пятницу трапеза один раз в день: вечером, после вечерни. И это – постная пища. Рыба воспринимается как большой праздник, а пища с растительным маслом – послабление устава. Вкушают то, что положено по «Типикону», и ты осознаешь, настолько это правильно. Это всё равно, что человек приходит в хорошую больницу  и понимает, что его реально лечат: отличная аппаратура, высококлассные специалисты, две недели побыл – вышел совсем иным.

То же самое – Святая Гора Афон. Это лечебница, где человек получает полный курс «духовной терапии» на высшем уровне. Да, бывает очень тяжело, бывает сложно, но к рекордам всегда тяжело идти. И когда человек окунается в атмосферу молитвы, поста и покаяния, когда он убирает свое «Я» и начинает жить так, как необходимо, этот процесс очищения – «катарсис» по-гречески – делает человека иным. Большинство паломников не желает оттуда уезжать, настолько им нравится. Хотя очень тяжело: ночные службы, мало сна и пищи, много молитвы и ходьбы, послушания. В этом сила Афона: он даёт открыться второму дыханию, прочистить себя. Человек уже смотрит на многие вещи иначе, об этом говорят и наши, и иностранцы.

 

И ты попадаешь в византийскую эпоху…

 

В этот раз я был на Афоне с 1 по 8 октября. На самолете перелёт из Москвы до Салоник, оттуда трансфер до Уранополиса, дальше на кораблике на Святую Гору. Езжу в «Агиос Павлос» (Святой Павел), где находятся дары волхвов, очень интересный византийский монастырь. Там настоятель игумен Парфений,  замечательный греческий старец, самый уважаемый игумен Святой Горы.

 

-Где проживали, какой распорядок дня?

— В любом из монастырей есть гостеприимство. Не надо думать, где у тебя будет кров, чем тебя будут кормить, куда ты пойдёшь. Приезжаешь – тебя встречает монах, который проверяет документы, разрешение, потом расселяет. Ты падаешь в архондарик – гостиницу, всё абсолютно бесплатно. Как и любому паломнику, тебе выдаётся лукум, холодная вода, стакан и ракия. Ракия – это анисовая водочка, 35-40 грамм, от неё не опьянеешь, но она хорошо восстанавливает силы, когда человек ходит из монастыря в монастырь по жаре и теряет очень много воды. Затем тебя провожают в келью. Чистые кровати, отличное белье. Скромно, но достойно. Ты приходишь и отдыхаешь.

И затем ты попадаешь… в византийскую эпоху. На территории Афона есть европейское и византийское время, по которому идёт богослужение. Полунощница (полночь) начинается ровно с заходом солнца, поэтому стрелки постоянно подправляются. Перед заходом солнца закрываются врата монастыря, и человек попадает в иной мир, иной ритм жизни…

Вообще, богослужение начинается ещё днем, с чтения девятого часа. По европейскому времени примерно в районе четырех часов или полпятого. Затем – вечерня (к ней присоединяется либо канон Богородице, либо учинённое песнопение, либо водосвятный молебен), потом все идут на трапезу, в районе полшестого. Затем открываются честные мощи…

Каждая обитель имеет очень много святынь. Дары волхвов, которые принесли Богомладенцу Христу, мощи святителей Иоанна Златоуста и Василия Великого, части Животворящего Креста Господня, пояс Пресвятой Богородицы в Ватопеде, мощи святого великомученика Георгия Победоносца…Все, что только можно представить, есть на Святой Горе. Это дары императоров, уникальные святыни, принесённые монахами. После трапезы паломники к ним прикладываются, затем служится повечерие, читается акафист чтимому святому или иконе Царице Небесной. Это недолго, а потом можно по дворику погулять, выйти за монастырские ворота, посетить лавочку, купить четки или икону, всё остальное. После этого, с наступлением темноты, ворота закрываются, и все идут отдыхать. Почему? Впереди очень долгое богослужение.

 

Богослужение на Афоне – это борьба со сном

 

Повседневное ночное богослужение начинается по-разному. Сейчас – в районе двух или полтретьего ночи по-европейски. Мы встаём, и начинается полунощница. Затем полностью – утреня, с уставными чтениями (синаксарий, поучения Федора Студита, полностью всё). Далее читается первый час, третий, шестой, и совершается Божественная литургия. Заканчивается богослужение в районе шести-полседьмого утра. Это самое тяжелое время, поверьте.

 

-А когда спать?

— А вот тогда…Если это вторник, четверг, суббота и воскресенье, тогда ждёт трапеза. Все кушают (на трапезе обязательно читают жития святых), а после – свободное время. Как правило, паломники собираются и уходят в другой монастырь. Действительно, время для богослужения выбрано интересное: всегда спать охота. Богослужение на Афоне – это борьба со сном.

 

— Это же сверхчеловеческие усилия!

— Наконец-то мы к этому подходим. Но мы приезжаем туда на неделю, это одно. А представляете, какая сила в монашестве, когда они служат каждый день? И если мы можем себе позволить немножко отдохнуть, поспать, в другой монастырь прогуляться, то монах идёт на послушание, трудится. И такой устав изо дня в день, из года в год…

А всенощное бдение? Богослужение начинается вечером, с малой вечерни, затем – трапеза, и снова служба. Небольшой перерыв на отдых, между двух и четырех ночи, и полпятого начинается литургия. Там молятся всю ночь…

 

— Читала, что у одного старца после долгой службы лопнул сосуд на ноге, и сапог наполнился кровью…

— Абсолютно верю. Но там даёт силы Царица Небесная. Как сказал барон Мюнхгаузен в моём любимом фильме, каждый человек должен поднять себя вместе с лошадью за волосы из болота, рано или поздно. И один из подъёмов – это такое богослужение, посещение Афона. Да, это кажется невозможным –  казалось бы, нечеловеческие условия. Мало пищи, много молитвы, жара за 30 градусов, купаться нельзя, хотя море – вот оно, ласковое.

 

Атмосфера любви, которую не забыть

 

Светский человек скажет: что там делать? Но у меня дети ездили на Афон неоднократно, три сына. И уже при первом посещении (младшему было шесть) они не просто ощутили особую благодать, они сказали: «Папа, мы никогда не видели таких добрых монахов». Это правда. Атмосфера любви, взаимопонимания и доброты буквально пронизывает Афонские монастыри. Это радушие, которое нельзя забыть никогда. И когда мы с афонскими монахами прощаемся, то естественное состояние, когда мужчины плачут. Настолько они делаются родными и близкими, настолько ты чувствуешь, что они постоянно тебе пытаются помочь, поддержать и оказать любовь деятельную – не словами, как мы привыкли здесь, на континенте.

Там мы видим образец любви в повседневной жизни. Это плоды молитвы и правильной духовной жизни. Иноки и даже паломники получают плоды Святого Духа, о которых пишет апостол Павел: любовь, радость, мир, долготерпение, веру, милосердие, кротость, послушание. Эти плоды в полной мере раскрываются на Святой Афонской горе, и ты начинаешь осознавать, что христианство – это не где-то когда-то, а здесь и сейчас. Христос оказывается действительно между нами! И когда мы говорим: «Христос посреди нас» на литургии, и звучит ответ: «И есть, и будет», – то там действительно это ощущается: вот здесь, вот сейчас.

Поэтому «удел Богородицы» – это не просто слова, не легенда, это реальное присутствие Бога в повседневной жизни. Есть замечательная русская поговорка: к пустому колодцу за водой не ходят. С каждым годом паломников всё больше и больше. Едут очень умные и высокообразованные люди, натуры не тривиальные, которые не могут жить в нашем греховном болоте.

Потому что очень часто у нас происходит кризис, люди начинают терять веру. Они что-то ищут, чего-то не хватает…А на Афоне они видят: в наше время возможно то, о чём можно прочитать только в исторических книгах. И тогда вера укрепляется, мировоззрение меняется.

Почему либеральные СМИ трещат от злости к Афону? Что Путин поехал, что «устроили вип-паломничество». Да, випы ездят. Ты можешь столкнуться с кем угодно: с министром, с банкиром, с нищим. Приезжают люди известные и влиятельные. Что в этом плохого?

 

На Афоне нет национальностей

 

А в этот раз знаете, что меня поразило? Мы шли на Святую Гору и очень устали. Последний переход от «Панагии» до вершины – особенно тяжёлый. Когда ты идёшь восемь часов по сыпучим камням, радости мало. Солнышко припекает, вода кончилась, а на вершине её нет. И вот идём, изнемогаем, всё так «весело». А сверху спускаются ребятки, и говорок – чисто украинский, западенский. Казалось бы: мы – москали, а они – западенцы, и меня так порадовало, что один сказал: «Возьми водичку, вам пригодится». Полтора литра чистой воды! И она нас спасла, она нам так пригодилась! И я в очередной раз ощутил: когда есть Христос, тогда нет национальностей и нет национального вопроса. Это легко познаётся на Святой Горе.

И для верующих это просто необходимо в какой-то момент. Хотя до Афона тоже надо дорасти. Если человек не пытается понять Бога здесь, в своей традиции, вряд ли он там что-то найдет. А когда человек ходит в храм, причащается, исповедуется, ему необходим толчок, чтобы сделать себе духовную встряску, и Святая Гора в этом помогает. Это – следующая ступень…

 

Когда человек со Христом, он не боится…

 

— Вы встречали старцев?

— Да, конечно. Это настоятель монастыря Святого Павла игумен Парфений, замечательный греческий старец, самый уважаемый игумен Святой Горы. Ему около 85 лет, из них 65 он прошёл монахом, в игуменстве около 45 лет. Он хорошо знал отца Софрония (Сахарова), отца Паисия Святогорца, Иосифа Исихаста – хранителей монашеской традиции. До него игуменом был отец Андрей, который видел Богородицу на Крумнице. Сподвижник отца Парфения – отец Софроний, старейший монах монастыря. Очень маленький ростом, очень шустрый, бегает и постоянно служит литургию, а ему под 90. Еще один помощник отца Парфения – отец Никодим, который представляет монастырь в административном центре в Карее – в протате.

Это замечательные монахи, действительно святые люди. Когда разговариваешь со старцем, его устами говорит Бог. Что поражает – это всегда мирное устроение духа, ясные глаза и то, что ты уходишь другим человеком. Их абсолютно не интересует, когда придёт антихрист, когда будут ставить его печать и наступят последние времена, придёт ли Китай в Россию или не придёт. Абсолютно! Человек живёт со Христом и ничего не боится априори, это воин. И когда ты с ним общаешься, ты набираешься этого духа. Он лаконично отвечает на твои вопросы, даёт дельные советы. Касательно детей, жизни, наших священнических обязанностей. Думаю, если бы Господь дал встретиться с святыми апостолами, отличия были бы минимальные. Дух Христов! Это действительно ученики Христа, их наша светская суета абсолютно не интересует.

 

Литургия в храме Преображения

 

— Чем особенно запомнилось недавнее посещение?

— Был я в этом году и в Иверском монастыре, у Царицы Небесной, у главной чудотворной иконы Святой Горы, которая по воде пришла из Малой Азии. Она очень большая, очень почитаемая. И по священному преданию, она так же и уйдёт со Святой Горы, как и пришла. Сама. Вследствие нечестия человечества, которое затронет и Святую Афонскую гору. Но пока, слава Богу, мы этого не видим.

И есть такое предсказание, что последняя литургия будет отслужена на вершине Святой Горы. Сейчас там новый храм Преображения, очень хороший. Раньше я посещал старый храм, служил в нём, а в этом году Господь сподобил, и я первый раз служил в новом ночную литургию. Это храм Лавры Афанасия Афонского, и чтобы там послужить, надо взять благословение из Лавры. Я взял благословение у отца Парфения, он мне дал антиминс Вселенского Патриарха Варфоломея, сосуды, просфоры и вино, инока Никандра, который пел и читал.

У меня была группа паломников, тринадцать человек. И мы вместе совершили восхождение, затем читали правила ночью, я их исповедовал. Затем немножко, часа два-три, отдохнули и в четыре утра начали Евхаристию. В шесть закончили службу, и уже затем попили чай и спустились с горы.

 

— Что почувствовали там, на вершине?

— Ощущение непередаваемое. Я увидел восход, и оттуда видно всю Святую Гору! Изумительный вид, не поддающийся описанию, предрассветная тишина… Я радовался, что Царица Небесная как никогда близка нам и слышит наши молитвы. Это было для меня самое главное. Всё-таки, несмотря на нашу немощь, нашу греховность, наши внутренние противоречия, Царица Небесная допустила нас туда, а без Её благословения подняться невозможно. Тем более – совершать литургию!

А искушения были, они всегда есть на подъёме. Очень плохо было участникам группы, очень тяжело для человека без подготовки. Давление повышается, ноги болят, кажется: сейчас умрёшь, не дойдёшь. Я и сам часть пути в этот раз проехал верхом на муле…

Да и спуск не легче: ноги в конце не слушаются, икроножные мышцы забиваются. И тогда мысль: «Больше никогда не пойду», но потом наступает момент – и снова идёшь, и понимаешь: это надо сделать…Ради этого стоит жить, стоит молиться. Мы должны понять: жизнь духовная – это не виртуальная вещь, это сейчас и со мной.

В этот раз со мной были москвичи, многие – мои друзья. Все – разной степени воцерковлённости, и я очень переживал, но все прошли путь очень достойно, почитали все правила, исповедовались. А когда уезжали со Святой Горы, сказали: теперь будем ездить на Святую Гору только со священником. Очень важно, что люди получили то, что желали получить. А главное – это присутствие Бога. Люди уезжают с Афона более верующими, чем приезжают…

 

Делюсь благодатью, которую дал Господь

 

— Вы подарили своим прихожанам «Иверскую» икону Божьей Матери, это великая радость. Она действительно освящена на Афоне?

— Эти иконы я лично взял в афонском Иверском монастыре. Более того: зашел в храм, где находится Иверская икона Царицы Небесной. Она огромная, примерно два на два с половиной метра. И эти иконы я приложил к образу Иверской иконы… То есть, все маленькие иконы получили благословение Афона, благодать Царицы Небесной с ними пребудет. Я стараюсь, когда есть возможность, привезти что-то прихожанам. Многие не сумеют приехать, а я должен делиться той благодатью, которую Господь мне дал. Если Царица Небесная допустила тебя в Свой удел, это большое счастье…

 

-Говорят, вы знакомы с новым настоятелем Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отцом Евлогием (Ивановым), были на интронизации…

— На интронизации я не был, хотя приглашали. С отцом Евлогием лично близко не знаком, но знаком с его семьёй и братом, это отец Иоанн Иванов, мы вместе учились в семинарии. Меня очень радует, что отец Евлогий южноуралец, это благочестивейшая семья из Еманжелинска. Его мама умерла схимонахиней два года назад, она ухаживала за блаженной Дунюшкой. Это очень хорошее духовное древо, и братья отца Евлогия – отец Спиридон и отец Таврион – архимандриты Троице-Сергиевой Лавры. Их знаю хорошо, с детства они ходили в храм Введения Богородицы в Еманжелинске, потом уехали в Сергиев Посад, и Богородица их не оставляет.

Когда отец Евлогий стал игуменом Свято-Пантелеимонова монастыря, я изумился и обрадовался. По человеческим раскладам должен был быть наместником отец Макарий, но большинство избрало отца Евлогия. Царица Небесная сама выбирает Себе служителей. Афон видимым образом управляется не нами, и даже не Патриархом Вселенским, он только одобряет избрание. Это говорит о том, насколько Богородица близка к нам…

 

— В этом году отмечается 1000-летие русского присутствия на Афоне. Почему это важно для нас?

— Россия – это тоже удел Богородицы, Москва – это Третий Рим, а четвёртому не бывать, как сказал старец Филофей в средние века. России очень важно это связующее звено. Да, мы сильная держава, мы – империя и духовное государство, где очень много приходов, но Свято-Пантелеимонов монастырь – это мостик к Богородице. И когда мы имеем такой форпост, Царица Небесная особо помогает нашей Родине. Благодаря тому, что у нас есть свой монастырь, есть свои монахи-аскеты, они за нас молятся. Тем более, когда и Южный Урал получил такого ходатая – отца Евлогия. Думаю, он всегда будет вспоминать нашу малую родину в молитвах. Южному Уралу сильно повезло…

Кстати: есть благочестивое предание, что Царица Небесная записывает всех, кто на Святую Гору приезжает. Игумен монастыря святого Павла отец Андрей, почти наш современник, видел на Крумнице Женщину, которая записывала въезжающих и уезжающих. Он видел, что Царица Небесная действительно присутствует на Святой Горе, и поэтому все, кто туда попадают, не остаются неутешенными.

И если человек молится и просит Бога, Царицу Небесную о том, что ему необходимо, то всегда получает просимое. Это обратная сторона медали, когда человек отдаёт часть себя. Как говорят старцы Паисий и Иосиф исихаст, афонские подвижники, современный человек, если желает спастись, должен отдать кровь, чтобы принять дух. То есть мы должны потрудиться, смирить себя во всём, для того, чтобы принять духовные дары и Божественные утешения.

 

 

Share