в Красноярском крае

В прощеное воскресенье заканчивается моя командировка в Красноярском крае. Путешествие к центру России выдалось славное и довольно забавное. В первую очередь нужно отметить, что поехал я не один, а с напарником – большим специалистом и приятным человеком, не любящим скучать и проводить время впустую. Север не любит спешки, расписание самолетов и поездов построены так, что приходится ночевать в городе (необходим стыковочный рейс). Поэтому добирались мы в поселок Таежный два дня.

За это время мы ходили по кафешкам и «сабвеям» ехали на машине, летели самолетом, мчались на поезде, который ходит один единственный и останавливается около каждой мало-мальской деревушки вдоль ж/д и даже хижины, я узнал от своего спутника много насыщенных и интересных жизненных историй и, наконец-то, получил ответы на вопросы, которые меня давно волновали, но не получалось найти подходящего момента, что бы о них спросить.

Правда напарник мой почему-то, перед тем, как где-нибудь нам разместиться, например, в вагоне поезда, постоянно прогностически вещал: «сейчас попадется какой-нибудь проводник и не пустит нас в поезд с такими коробками (коробки, которые, не были принял даже в багаж — были и правда большими и громоздкими и мы с большим трудом их разместили в плацкартном вагоне и еще большим трудом вытащили обратно) или «сейчас попадется какая-нибудь бабушка в купе, усядется и будет причитать, мычать и вякать». Ни чего из этого не сбылось…

Я понимал, что это он намеренно говорит так что бы этого на самом деле не вышло, а если и выйдет, то можно будет утешить себя только за опытность и пророческие способности)). А перед тем как ехать в поезде до города Карабола, где заканчивается железная дорога и дальше только тайга… Кстати те, кто не был ни разу в средней полосе России и не видел тайгу, те представляют её себе по-разному? Как я себе представлял тайгу? И чем она отличается от нашего леса? Эти вопросы тоже бесконечно волновали меня, и, наконец, я определился для себя с тем, какие леса можно называть тайгой в сравнении с той местностью, которая мне попадалась на глаза. Сейчас, тайга для меня это смешанные леса: в основном это ели, кедры, пихты, лиственницы, березы и сосны с некоторыми другими видами деревьев, которые растут так плотно друг к другу, что средне-статистический человек вряд ли пройдет беспрепятственно; и при том таких вековых или полувековых деревьев, которые обычно растут у нас, на Урале, не видно, хотя сказать что их совсем нет — тоже нельзя (говорят что их просто срубают и увозят в Китай, который проглатывает практически всю поставляемую древесину вплоть до обрубленных веток).

Итак, мы потихоньку добрались до места назначения. Как только спрыгнули с вагона сразу ощутили сибирский мороз и Красноярское теплое солнце, от которых на лице сразу появляется не то что бы румянец, скорее по всему открытому участку лица расплываются красные акварельные краски. Встречал нас прораб, которые не умеет не материться, даже при вопросе «как доехали?». и водитель, которого мы не постеснялись спросить о том, в каких условиях нам предстоит работать? рассчитывая на теплое местечко или хотя-бы закрытый бокс с умирающей, но еще живой печкой. Ответ был неожиданный, от которого все наши надежды провалились с треском: «вы что, ребят, думали в сказку попали? Все работы под открытым небом на морозе под – 40*С». Приехав на место, где нам предстоит пользоваться бесплатной акварелью, и выйдя из Уазика, нас встретил огромный волкодав. Вид у него был устрашающий, из далека его можно принять за приближающуюся смерть. Я чуть не отпрыгнул когда он приблизился ко мне с такой скоростью, когда хищник полностью уверен в конечном успехе и не спеша вышагивает последние метры. А успокаивало меня только то, что в руках коробка, которой точно можно защититься хотя бы частично. Это оказался песик Маламутской породы по имени Малыш. Фигура у него была атлетическая, грудина в ширину в два раза превосходила его заднюю часть. Скорее всего это гончая собака, и как в дальнейшем оказалась на столько добрая и любит внимание, что не обнять его, когда он встает на задние лапы, а передними опирается на ко мне на грудь, ну просто преступление. Малыш даже толком не умеет тявкать и огрызался только на Жучку- вторую собачку, ростом в три раза меньше Малыша но тявкала и визжала больше прораба.

Вот за что я люблю командировки – успеваешь соскучишься по родным и близким, по стенам своего дома по друзьям и людям с которыми работаю общаюсь и провожу время с пользой. Такие поездки можно сравнять с поездкой на курорт и даже лучше! Потому что за одну неделю узнаешь столько нового и интересного даже в таком месте как наш бескрайний север, и это увлекательно и интереснее гораздо больше, чем когда постоянно сидишь на работе, разговаривая сутками по телефону со всякими контрагентами нашей сервисной сети.
Было и пару казусов за все время, допустим, думая, что мы проведем всю работу в теплом помещении — не запаслись соответствующей верхней одеждой и работали в своих пуховиках с которыми придется просто распрощаться, а что бы ноги не мерзли — при первой же возможности купил унты из войлока, а сверху защищенные резиновыми галошами и брезентом для защиты от сырости при оттаивании снега в помещении. Хоть утром и был сорокаградусный мороз, а солнце после обеда отогревало до минус 20 и было совершенно тепло. В первый день, надевая термобелье думал, что не сниму до самого обратного поезда в Красноярск, а на третий день уже ходил в одной водолазке с курточкой на распашку как абориген, и что удивительно — при проведении работ в таких погодных условиях сутками, не проскочил даже слабый насморк или кашель. А Красноярская солнце было похоже на Краснодарское и было постоянно!!, что можно было засомневаться: откуда тут берется снег? Может он намерзает сам по себе?

 

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *