Великое дело — не меркнет…

Замечательные воспоминания Кирилла Машанова:
К сожалению, время — неумолимо, зачастую забирая от нас лучших людей, выдающихся, талантливых личностей, чей богатейший опыт во многом является замечательным заделом для продолжения колоссальных наработок прошлых поколений, направленных на обеспечение главной государственной задачи — сохранению мира на Земле. Вот и апрель нынешнего года, к сожалению, не стал исключением этого трагического «правила». На 84-ом году ушел из жизни Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, доктор технических наук, профессор, почётный гражданин Миасса, заслуженный работник ОАО «ГРЦ Макеева» Владимир Леонидович Клейман.

Его имя навечно вписано в летопись Отечества, как одного из выдающихся технических специалистов, стоящих у истоков создания трех поколений морских ракетных комплексов, обеспечивающих стратегическую безопасность страны.
Вспоминаю нашу первую встречу с этим легендарным человеком. Это произошло в конце октября 2003 года в отделе кадров ГРЦ при заседании комиссии, которую уже много лет возглавлял В.Л. Клейман, на конкурс «Лучший дипломный проект молодых специалистов первого года работы». Собралась авторитетная комиссия, человек 10 (начальники отделений, руководители секторов, специалисты, курировавшие своих «дипломников»). Тогда меня поразило, с какой легкостью и быстротой Владимир Леонидович вникал в суть очередного проекта, отмечая его сильные и слабые стороны. В конце заседания у нас состоялся небольшой диалог:
— Я тебя что-то не видел раньше…
-Я только устроился на радио, Владимир Леонидович… —
— Обращайся, всегда помогу!
Такое искреннее участие осталось в памяти на всю жизнь!
Вот так и началось наше сострудничество, которое продолжалось 10 лет. Он многому меня научил, а самое главное – основным принципам специалистов так называемой «старой закалки», к которой он себя с гордостью причислял: «Я – человек «старой школы»: я – однолюб. Люблю свою страну, свой город, свою работу, это ли – не высшее счастье?» Вспоминается множество цитат: В.Л. Клеймана, к примеру: «Есть полно проторенных дорог, если ты готов — иди прямо, а если не видишь пути — бери топор и лопату и прорубай себе путь, потому что надеяться на то, перед тобой проедет бульдозер и укажет нужное направление это просто — глупо…»
Мне на всю жизнь запомнилось, как Владимир Леонидович, будучи в преклонном возрасте опекал молодежь. Он как-то особенно трепетно, по-отцовски относился к молодому поколению: «Меня всегда возмущало утверждение, что сейчас «не та молодежь». Какой абсурд! Воспитание молодого поколения во все времена оставалось главной целью жизни общества. Нельзя делить её на «плохую» или «хорошую». Она была, есть и будет такой, какая есть. Молодежь еще себя покажет, пойдет впереди нас…»
Особенно впечатляло, с каким исключительным уважением Клейман относился к В.П. Макееву: «Он научил нас всему, а главное — терпению, как по отношению к людям, специалистам, — всем, кто окружал нас в быту и на производстве, а также к уважительному отношению к нашим изделиям». Когда в 1969 году Виктор Петрович предложил Владимиру Леонидовичу должность своего первого заместителя, ни для кого, ни в КБ, ни в кооперации это не стало неожиданностью. К тому времени В. Л. Клейман приобрел колоссальный опыт ведущего конструктора по изделию Р-11ФМ, а также первой морской ракеты Р-21, стартующей из подводного положения. «Работая один, без посредников, — вспоминал заместитель главного конструктора СКБ-385 А.И. Ялышев, — Клейман успевал быть в курсе всех дел кооперации: налаживал систему проектирования, тщательно следил за механизмами технологической отработки, успевал бывать с договорами на заводах-изготовителях и сдавать лодки. Для всех, а в первую очередь, для Макеева, это стало — очень удачным назначением».
Владимир Леонидович продолжил «макеевский» стиль руководства кооперацией: часто в отсутствие главного конструктора ему приходилось постоянно держать под жестким контролем всю цепочку непрерывного процесса изготовления комплексов. Его совещания проходили в спокойной демократичной обстановке: каждый присутствующий высказывал свою точку зрения по обсуждаемому вопросу, но при этом понимал, что председательствующий излишних эмоций не потерпит. В итоге, все вопросы решались быстро и конструктивно. В.П. Макеев безгранично доверял своему заму. За 30 лет совместной работы не было ни одного случая, чтобы генеральный отменил какое-либо решение Клеймана.
В начале 90-х годов Владимир Леонидович оставил руководящий пост первого заместителя и занял скромную должность главного научного сотрудника. Это решение не было спонтанны: будучи заслуженным автором целого ряда внедренных изобретений, научных статей и публикаций, он посвятил свою судьбу педагогической деятельности, передавал свой богатый опыт ученого и практика будущим инженерам, воспитал целую когорту молодых специалистов Государственного ракетного центра. Неоценим личный и творческий вклад В.Л. Клеймана в создании в Миассе филиала Челябинского государственного университета.
Многогранная, успешная производственная, научная, организаторская деятельность Владимира Леонидовича удивительным образом сочеталась с искренним душевным теплом, участием, терпением и добротой. Будучи руководителем отделения, а в последствии — возглавляя кафедру прикладной и газовой динамики МФ ЧелГУ, он всегда оставался демократичным, сдержанным и толерантным при решении спорных вопросов, умел выслушать и оценить мнение каждой стороны.
…Я помню нашу последнюю встречу с Владимиром Леонидовичем в мае прошлого года, как раз перед его уходом на заслуженный отдых. В тот день, когда я пришел к нему за очередной консультацией, он тщательно прибирал кабинет, прощаясь с той обстановкой, в которой проработал без малого 60 лет, протирал стол, кресло, подоконник, а потом еще долго стоял перед портретом В.П… О чем же он думал тогда? Вспоминал первое знакомство с КБ, первые впечатления от встречи с коллективом, с главным конструктором, совместные годы работы с ним, будучи первым замом на протяжении 30-лет? Многочисленные командировки, напряженные моменты ожидания успешных итогов многолетней работы откровенные разговоры о деле и о жизни, или же что-то еще? О чем он размышлял в те минуты? Кто знает…
Когда мы напоследок обменялись рукопожатиями, я еще раз осмотрел его кабинет с еще не снятыми портретами В.П. Макеева, С.А. Афанасьева (министра общего машиностроения СССР), С.Г. Горшкова (Главкома ВМФ), адмирала Флота Чернавина, Л.И. Брежнева и т.д… Посмотрел на портреты этих деятелей, и оторопь в очередной раз взяла: человек, который просто и дружественно протягивает и пожимает мне руку общался с первыми лицами государства, чьи многочисленные заслуженные награды: Золотая Звезда Героя Соц. Труда — высшее признание трудовых успехов в Советском Союзе, ордена и медали — говорили сами за себя…
А он просто шел, неторопливой, чинной, легкой походкой, приветливо здороваясь с окружающими…
Таким Вы и запомнились мне, Владимир Леонидович, — скромным, честным труженником, вложившим душу в любимое дело, всегда готовым помочь мудрым советом, настоящим патриотом своей Родины, примером для всех нас!
Кирилл МАШАНОВ

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *