О возвращении Сергия Радонежского возвещает Cont

Статья Сергея Васильева в журнале «Конт» о том, чем были монастыри ранее, и чем они могут стать сейчас.. Вот что они пишет:

На Новый Год принято загадывать желания. Вот и я загадал то, что написал в заголовке…

Проблема современной России не в конфронтации с Большим Братом «всего цивилизованного человечества» — США, и даже не в конфронтации со всей Западной цивилизацией, а в том, что построив в 90х годах ХХ столетия экономическую и общественно-политическую систему по образу и подобию западной, Россия переживает тот же системный кризис и подвергается тем же угрозам, которые присутствуют на Западе.

Кризис этот называется глобальным потому, что в него сегодня так или иначе вовлечены все страны и континенты, и потому системным. Поэтому без кардинальной ломки всей иерархии экономических и общественных отношений выйти из него не получится.

Глобальный системный кризис проявляется в комплексном размывании власти иерархических структур, обеспечивающей стабильность существующей системы экономических и политических отношений и неизбежном крахе:

1. Глобальной экономики, построенной на господстве ссудно-процентного капитала, которой сегодня уже не хватает всех материальных ресурсов планеты, чтобы покрыть хотя бы проценты по накопленным долговым обязательства..

2. Системы ценностей, построенной на неограниченном потреблении, которая в ХХ столетии выпихнула на свалку истории традиционные христианские мораль и нравственность, пообещав рай здесь и сейчас, а не где-то там в загробном мире.

3. Общественно-политической системы, которая, лишенная традиционных христианских ограничений и нравственных критериев, оказалась не в состоянии отвечать на вышеуказанные вызовы. В результате государственное управление и судебная система стремительно теряют легитимность в глазах собственного населения.

Западная цивилизация отреклась от своих христианских корней и в результате переживает процесс духовной деградации (пытаясь этим процессом наслаждаться). Отказываясь от своей религиозной и культурной идентичности, и американцы, и европейцы переняли «якобы ценности» неограниченного потребления, либерализма и индивидуализма, которые метастазировали в конце ХХ столетия и в Россию

В современной России православные храмы строятся, и строятся активно. Однако, как сказал Протоиерей Артемий Владимиров (Православие.рф): «…Оказывается, что выстроить мраморный парапет и повесить золотую люстру посреди храма, украсить его дорогими иконами – гораздо легче, чем собрать паству, согреть сердца людей словом Божиим, умягчить их души примером чистой, богоугодной жизни.»

Какая она, эта богоугодная жизнь? Давайте спросим  у такого человека, чей авторитет никем, в том числе и церковью, не оспаривается:

Ответы на цивилизационные вызовы ХХI столетия и Сергий Радонежский.

14й век средневековой Руси был не первым, и, к сожалению, далеко не последним переломным моментом, когда решалась судьба всей (еще только начинающей формироваться) нации. Средневековый олигархат Руси бойко сновал на поклон в Орду, совсем как современные олигархи — к “нашим западным партнерам”. Сама Орда, надорвавшись в своём экспансионистском броске, активно разлагалась, не в силах ответить на цивилизационные вызовы (совсем как сегодня разлагается англосаксонское мироустройство), метастазируя в провинции бесконечными междоусобными конфликтами.

На собственной территории русские князья и бояре резали друг друга не хуже басурманов. Перманентные разборки между различными средневековыми ОПГ и, сопровождающее эти разборки разорение подмандатной территории, не оставляли ни единого шанса на создание серьезного экономического базиса, без которого невозможно создание серьезной политической надстройки.

Средневековой Руси в период острейшего системного кризиса в 14м веке остро требовалось Чудо. И оно явилось в виде 20- летнего юноши, которого тогда еще звали Варфоломеем, и который очень скоро прославится под именем Сергия Радонежского, а его монастырь, основанный в Маковецкой пустыни, станет всемирно известной Троице-Сергиевой лаврой.

Первым революционным нововведением Сергия Радонежского был запрет на нищенство и попрошайничество. “Хлеб насущный надо зарабатывать!” Причем зарабатывать не чтением священного писания и не поклонами, а ежедневным трудом на благо всего общества. То есть «Кто не работает – тот не ест» (2е послание фесалоникийцам апостола Павла) со всеми вытекающими последствиями.

Последствия из практической реализации этого посыла вытекли вполне системные и достаточно глобальные, а именно — духовенство, до этого гирей висящее на тощей экономике древней Руси, было переведено из потребителя в разряд деятельного участника хозяйственной жизни страны, причем настолько деятельного, что именно благодаря ему Россия сегодня обладает самой большой в мире территорией, освоение которой вошло в историю, как монастырская колонизация”. 

Принципом общинного сосуществования, без которого был бы невозможен такой оглушительный успех проекта Преподобного Сергия, было принципиальное нестяжательство, возведенное в ранг монастырского закона, в чем Радонежский подавал личный пример, до конца своих дней отказываясь от роскоши и бытовых удобств, требуя того же от братии.

Напомню основные положения устава Сергия Радонежского:

  • 1) Запрет на нищенствование и попрошайничество;
  • 2) Обязательное участие своим трудом в делах общины;
  • 3) Запрет на частную собственность.

Руководствуясь в быту и хозяйственной деятельности этими простыми, но чрезвычайно эффективными и социально одобряемыми правилами, средневековое православие не только формировало нравственные нормы поведения мирян и вдохновляло их на подвиг, но и в буквальном смысле слова ковало оружие победы.

Не молитвой за рабов божьих и не увещеваниями о необходимости соблюдать заповеди, а исключительно собственными примером, средневековое православное духовенство показывало, как надо вести хозяйственные дела, организовывать свой быт, и вообще трудиться.

Русская цивилизация имеет наглядный и весьма позитивный пример решения системных кризисов, где лидером в организации и строительстве экономики были те же, кто осуществлял идеологическое руководство обществом и считался духовным лидером нации. Более поздние, признанные авторитеты православной церкви отнюдь не считают активную деятельность занятием недостойным: «Занятие служебное, сопряженное с ответственностью, не препятствует сохранению внимания к себе – оно руководствует к такому вниманию… Деятельность – необходимый путь к бдительности над собою, и этот путь предписывается святыми отцами для всех, которые хотят научиться вниманию себе…» Игнатий (Брянчанинов), святитель. Приношение современному монашеству.

И даже наоборот: “Держась, по внешнему обычаю, одного псалмопения, тропарей и канонов, препочивают в этом одном своем внешнем молении. Они не понимают того, что такое песенное моление предано нам Отцами на время, по немощи и младенчеству ума нашего, чтоб мы, обучаясь мало помалу, восходили на степень умного делания, а не до кончины нашей пребывали в псалмопении. Что младенчественнее этого, когда мы, прочитав устами наше внешнее моление, увлекаемся радостным мнением, думая о себе, что делаем нечто великое, потешая себя одним количеством и этим питая внутреннего фарисея!» Игнатий (Брянчанинов)Аскетические опыты Том 2

Сегодня, когда гражданское общество тотально разочаровано в частно-капиталистических отношениях и либеральных ценностях, когда и те и другие не просто устарели и не просто требуют замены, а угрожают существованию семьи, национальному государству и самой церкви, когда традиционные христианские ценности активно атакуются и либералами, и исламскими радикалами, появление деятеля калибра Сергия Радонежского переходит из желательного в необходимое.

Текст дан в сокращениях. Подробнее на сайте https://cont.ws/@sevariga/811075

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *